Блог

Путь даосской женщины

Готова ли ты отказаться от всего, что тебе было привычно и знакомо? Прыгнуть с открытыми глазами в пустоту? Посмотреть в свою самую глубину глубин, поднять и трансформировать все то, что мешает тебе быть счастливой? Сказать первый раз в жизни себе любимой: -«Здравствуй! Здравствуй, моя новая я, глубина которой поражает, которую ранее никогда не знала или забыла». Тронуть себя за все струны души и собрать воедино все ее частички и увидеть свет, почувствовать безусловную любовь — к себе, к людям, к миру. Заново начать свой путь, взять волшебный мел судьбы и переписать ее обновленной, вдохновленной, чувствуя в себе все силы быть архитектором своей жизни в бесконечном, бескрайнем творческом полете, создавая восхитительные и нужные этому миру и людям новые проекты? Находя и познавая себя новую, растворяясь и погружаясь в удовольствии и наслаждении. Столкнуться с непознанным ранее и открывать, открывать в себе новые таланты, своего такого огромного внутреннего Космоса, чувствуя связь с Создателем и поддержку Земли и Неба. Благодаря жизнь за то счастье, которое ты можешь испытывать. Проходить сквозь пространство и время, сквозь туманы столетий и пути всех созвездий. Находясь в бытии сознания и отпуская раз за разом свою бессмертную душу на волю, изучив по крупицам источник бесконечной, безусловной любви. Ибо во всем этом есть смысл неизведанного.

Любовь Духа

У большой любви есть сила. И она жестока. Дешевая любовь мягка, она не способна вынести страданий. Иногда человек не в состоянии вынести интенсивность большой любви и начинает плакать. Тогда кто-то не выдерживает, идет к этому человеку и пытается его утешить. Он утешает его не потому, что тому это нужно. Он утешает его, поскольку это нужно ему самому. Такая любовь слаба. Она вмешивается в душу другого, без оглядки на то, что служит его душе. Нам нужно научиться выносить страдание другого, не вмешиваясь.

В Библии есть тому прекрасный пример. Бог нанес Иову тяжкий удар. Все его дети умерли. Его тело было покрыто ранами и он сидел на куче навоза. Тогда, чтобы его утешить, пришли его друзья. И что они сделали? Они сели на некотором удалении и в течение семи дней не произнесли ни слова. Это была любовь, в которой есть сила.

Если врач оперирует и при этом разражается рыданиями, то пусть он очень мягок, но оперировать он больше не может. Чтобы помогать перед лицом большого страдания, мы должны выйти на более высокий уровень. На этом уровне мы лишены эмоций, но исполнены любви. Хорошо оперирующий врач не выказывает эмоций, но он полон любви. Поэтому он может оперировать. Помощник, который действительно хочет помочь, должен уметь выдержать страдание, не позволяя себя в него втянуть. Если он выдерживает страдание, он дает другому силы, хотя он не вмешивается.

Тот, у кого есть проблема, может ее нести, причем только он один. Если другой хочет нести ее за него, то тот становится слабым. Мы можем, например, наблюдать это у нас, а я узнаю это у себя: если я вижу у другого что-то и непременно хочу ему это сказать, но сдерживаюсь и не говорю, это стоит мне сил. Силы, которых эта сдержанность стоит мне, становится силой и для него. Вдруг ему приходит в голову то, что я хотел ему сказать. Поскольку эта мысль пришла к нему сама, он может ее принять.

Если я не выдерживаю и хочу непременно что-то ему сказать, я испытываю облегчение от того, что я ему это сказал. Но я забрал у него силу. Даже, если то, что я хотел сказать, правильно, он не может этого принять, поскольку это идет извне. Так что такая сдержанность является основой уважения и основой любви.

Берт Хеллингер — Любовь Духа